ВЗАИМОСВЯЗЬ СИМПТОМАТИЧЕСКОГО ОПРОСНИКА SCL90 И ЛОКУСA КОНТРОЛЯ В ОБСЕССИВНО-КОМПУЛЬСИВНОМ РАССТРОЙСТВЕ

27 Apr 2012

Резюме:

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) встречается примерно у 2–3% взрослого населения и считается крайне истощающим и тяжелым расстройством, с сопутствующими осложнениями в социальной, профессиональной и семейной сферах жизни. Настоящее исследование показывает, обнаруживается ли у лиц с ОКР больше симптомов депрессивности, тревожности и личностных расстройств; были также изучены  проявления соматизации враждебности, интроверсии и паранойи. Для участия в данном исследовании были отобраны 185 участников, 30% из которых – мужчины и 70% женщины. Возраст участников варьировался от 19 до 34 лет и средний возраст выборки составил 23.42 (SD=2.46). Анализ выявил существенную отрицательную корреляцию между ОКР R и внешними факторами по шкале NEO (r= ―0.25). Мы начали с изучения симптомов, указанных в шкале SCL90 для ОКР, и в данном анализе ОКР и симптомы, указанные в SCL90 являлись модельными показателями. Анализ показал, что симптомы ОКР были в существенной степени показаны шкалой SCL90 (β=0.55, p <0.001), симптомы ОКР были также в значительной степени приписаны участниками исследования, в рамках модели локуса контроля «powerful others», внешним факторам, однако, при этом показатели  сопоставимы, однако симптомы, определенные при помощи SCL 90 являются более точными показателями ОКР (β =35 P<O.OO1). В заключение следует отметить, что наиболее важным выводом данного исследования является общность явления существования параноидальных мыслей при ОКР, в совокупности с высоким уровнем негативной экстраверсии. У пациентов страдающих обсессивно-компульсивным расстройством часто встречалась тревожность и повышенная позитивная депрессивность. Тем не менее, у всех участников четко прослеживалась также корреляция между другими переменными, в частности, между тревожностью, и депрессией.

Ключевые слова: локус контроля, внешние факторы, scl90, обсессивно-компульсивное расстройство.

 

ВВЕДЕНИЕ               

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) это истощающее человека состояние, которое характеризуется устойчивыми и тревожными навязчивыми идеями  (обсессиями), которые в свою очередь у большинства пациентов запускают патологические циклические физические или умственные действия, такие, как мытье чего-либо или счет (компульсивные действия). Как правило два этих психопатологических кластера функционально связаны друг с другом и возникают в отношении агрессии, загрязнения, симметрии, порядка и религии [Matrix C. и соавт. ,2005 ]. Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) встречается примерно у 2–3% взрослого населения и считается крайне истощающим и тяжелым расстройством, с сопутствующими осложнениями в социальной, профессиональной и семейной сферах жизни. [Gabriella K. и соавт., 2008].

Настоящее исследование показывает, обнаруживается ли у лиц с ОКР больше симптомов депрессивности, тревожности и личностных расстройств; были также изучены  проявления соматизации враждебности, интроверсии и паранойи.

ОКР является клинически гетерогенным расстройством с симптомами, проявляющимися в множестве потенциально частично совпадающих группах симптомов. Факторный анализ, проведенный при оценке симптоматическую структуру ОКР показал трех-пятифакторные решения [для ознакомления, Bloch и соавт., 2008]. Недавно проведенный мета-анализ результатов 21 факторного анализа позволил выделить четыре основных группы симптомов, в значительной степени объясняющих неоднородность клинических симптомов [Bloch и соавт., 2008]. Понятие о спектре обсессивно-компульсивных расстройств было рассмотрено еще в работах Фрейда [Freud S.,1908], который постулировал континуум между обсессивно-компульсивным складом личности человека, неврозом и психозом [Stein D. и соавт., 1997]. Многомерной природе симптоматики придается все большее значение, и все чаще утверждается интегративная гипотеза о психобиологических механизмах, объясняющих такие процессы. [Lochnera, C .и соавт.,2006].

В дополнение к центральной роли патологических циклических действий в проявлениях обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), недавно полученные данные также показывают присутствие таких  патологических циклических действий у лиц, страдающих  генерализованным тревожным расстройством (ГТР). Некоторые исследования демонстрируют связь между беспокойством и патологическими циклическими действиями в неклинической выборке, [Tallis F. и соавт., 1992] , что беспокойство в значительной степени имеет отношение к переживаемым человеком сомнениям и самопроверкой. Нетрудоспособность связывается с тревожным расстройством, включая паническое расстройство, генерализованное тревожное расстройство и обсессивно-компульсивное расстройство, имеется также связь с синдромом депрессивного настроения. [Lydiard R. и соавт., 1996].  Локус контроля это концепция, при помощи которой в данном исследовании было продемонстрировано, что внутренние состояния играют важную роль в формировании обсессивно-компульсивного расстройства. Локус контроля по сути определяется, как восприятие личностью контроля над своей жизнью и способность справляться с различными ситуациями. В литературе в частности выделяется то, что личность имеет два локуса контроля – внутренний и внешний. Джулиан Роттер описал внутренний локус контроля как склонность приписывать результаты деятельности внутренним факторам [Dag I.,1997].

Типы личности и виды атрибуции считаются взаимосвязанными. В частности, интроверты, по теории свойств личности Айзенка, более склонны к внутренней атрибуции, тогда, как экстраверты на протяжении всей своей жизни стремятся приписывать результаты деятельности внешним факторам. Установлено, что интроверты быстрее выстраивают связи между неблагоприятными событиями и их последствиями, что в свою очередь чревато более высоким риском развития тревожного расстройства [Eysenck H. и соавт., 1989].

Материалы и методы:

Для участия в данном исследовании были отобраны 185 участников, 30% из которых – мужчины и 70% женщины. Возраст участников варьировался от 19 до 34 лет и средний возраст выборки составил 23.42 (SD=2.46). Участники заполняли опросники, включая опросник для измерения локуса контроля Левинсон. Были использованы также симптоматический опросник S C L 90, шкала YBOCS и шкала N E O для пациентов с первичным ОКР, в соответствии с критериями Диагностического и статистического руководства по психическим болезням. Для данного межсекционого исследования в качестве выборки были также привлечены студенты университета. Эта группа состояла из 125 студентов и пациентов университетского консультационного центра с сопутствующими психическими расстройствами (далее называемых специальной программой по ОКР для 60 пациентов), которые в течение своей жизни имели проявления ОКР, в то время, как 125 студентов не имели симптомов ОКР. Согласно статистическим расчетам средние показатели для пациентов с ОКР составили (Μ=71, SD=12.40) а для студентов — (Μ=40.13, SD=13.40).

Инструменты:

Симптоматический опросник Y-BOCS и Оценка тяжести: шкала Y-bocs была успешно использована для дифференцирования пациентов с ОКР и пациентов с другими тревожными расстройствами, а также здоровых участников.[ Goodman V., 1999].  Несколько других способов измерения надежности и внутренней непротиворечивости подходят для психометрического анализа результатов по Y-bocs. Для Y-bocs был применен метод обеспечения ретестовой надежности. Межэкспертная надежность Y-bocs из 10 позиций была оценена в группе пациентов с ОКР. Корреляция Спирмена выявила, что в общем рейтеры сходились во мнении относительно того, как следует осуществлять упорядочение пациентов.    Y-bocs широко применялся для измерения результатов как в клинических исследованиях, так и при клиническом сеттинге, и действительно считается стандартным методом измерения ответа на лечение в международном регламенте лечения для взрослых [Nakatani E .и соавт., 2009]. Тяжесть симптомов Обсессивно-компульсивного расстройства была оценена номотетически с использованием пересмотренного опросника (OCI-R) для самооценки из 18 позиций. Исследование показало, что  OCI-R имеет достаточно высокий уровень внутренней  непротиворечивости (общее число значений ¼ .81 до .93 по выборке).

Шкала локуса контроля по Левинсон: локус контроля был измерен по шкалам Левинсон,  I, P и C. Каждая шкала включает восемь позиций и предназначена для измерения тех границ, в рамках которых индивидуум приписывает результаты своей деятельности своим качествам, действиям других лиц и случайности. Участников просили оценить  каждое выражение по 4-балльной шкале Ликерта, при этом 1 = категорически не согласен а 4 = полностью согласен [Petrovsky M. и соавт.,1991]. Локусы контроля Роттера (1966) I-E оценивают, является ли атрибуция контроля пациента внутренней (I) или внешней (E). Модифицированные шкалы Левинсон [Levenson H.,1973] I-E предназначены для дифференциации атрибуции контроля над действиями пациента воле других людей (P) и таким внешним факторам, как судьба или  везение, которые она классифицировала как случай (C) ([Mamlin, N. и соавт.,  2001].  Таким образом, ее многомерный инструмент содержит шкалы I, P и C. Поступив таким образом, Левинсон также попыталась снизить количество ошибок в шкале Роттера. Шкала Левинсон надежна и валидна, что признано большим количеством  исследователей [Garcia, C. и соавт., 1975].

Симптоматический опросник SCL90: SCL-90-R состоит из 90 позиций, каждая из которых оценивается по пятибалльной шкале патологических состояний [Derogatis L., 1983]. Инструмент обычно используется для расчета девяти первичных групп симптомов  (которые составляют всего 83 позиции): соматизация, навязчивые состояния, межличностная чувствительность, депрессия, тревожность, враждебность, фобическая тревожность, параноидное мышление и психотицизм. Глобальный показатель тяжести (ГПВ), являющийся средним индексом испытуемого (при использовании всех 90 позиций инструмента) – наиболее широко используемый глобальный показатель патологических состояний.

Опросник NEO: NEO-PI состоит из 180 позиций и вопросов для установления валидности    [Costa P. и соавт., 1985]. Основные пять параметров, измеряемые данным инструментом, наиболее часто называются Экстраверсия (E) Приятность в общении (A), Добросовестность (C), Нейротизм (N) и открытость для приобретения нового опыта (O). В данном исследовании был использован только параметр E.

Результаты:

Статистические данные по всем измерениям представлены в данном исследовании как ряд средних показателей по симптомам ОКР и тревожности, а так же локуса контроля. Более того, показатели по SCL90 в основном совпадали с имеющимися данными предыдущих исследований и индивидуальных примеров пациентов.

В соответствии с постулатом данного исследования, коэффициенты факторного анализа показали, что симптомы ОКР и локус контроля в значительной мере связаны с другими симптомами, определяемыми по шкале  SCL90.  В частности, корреляции между ОКР, тревожностью и враждебностью по величине были умеренными.

Для исследования факторной структуры SСL90,  тяжести ОКР по Y-BOCS и пересмотренного опросника ОКР был проведен проверочный факторный анализ с применением программного обеспечения SPSS. За последние десять лет было проведено несколько исследований схем коморбидности аффективных и тревожных расстройств при ОКР. Результаты исследования поведенческой активности продемонстрированы в данной статье. Группа с ОКР и контрольная группа имеют специфические характеристики, которые могут быть исследованы и измерены с помощью некоторых методов. Средние значения, полученные по шкале SCL90 приведены в Таблице 1. В группе с ОКР и группе студентов в большей степени проявлялась дисфункция параноидного мышления, чем фобическая тревожность (фобическая тревожность: X=1.33  std=1.15, параноидное мышление: x=7.56 std=5.09). У пациентов, страдающих ОКР, согласно опроснику SCL90, индекс ГПТ был выше (x=92 std=45), с другой стороны среди студентов этот индекс был ниже ( X=62  std=32, см. Таблицу 1). Стремясь лучше понять взаимосвязь исследуемых переменных, мы провели корреляционный анализ позиций опросников  Y-BOCS и ОКР R, а также множество переменных шкалы  SCL90 (Таблица 2). Анализ выявил значительную отрицательную корреляцию между экстраверсией по ОКР R и по шкале NEO (r = ─ .0.25). Кроме того, исследование выявило отрицательную корреляцию между индексом ГПТ и экстраверсией (r = –0.31); взаимосвязь между депрессией по подшкале и показателем экстраверсии также имела отрицательную статистическую корреляцию  (r =∙0– 25).

В соответствии с постулатом данного исследования, коэффициенты, полученные в результате факторного анализа, показали, что симптом тревожности в имеет значительную отрицательную зависимость от экстраверсии (см. Таблицу 2).

В частности, корреляции между параноидальностю и OCI-R были средними по величине (r=0.41), однако результаты показали, что симптомы враждебности имеют значительно более высокую корреляцию с параноидальностью (r = 0.74). Данный анализ выявил, что соматизация значительно более зависима от симптомов ОКР, чем от симптомов расстройств личности, а тревожность более связана с симптомами ОКР (r=0.74). Далее, мы проверили относительную величину взаимосвязи между депрессией и симптомами ОКР; результат показал, что симптомы ОКР существенно коррелируют с депрессией.

Результаты регрессивного анализа проведены в Таблице 3. Мы начали с изучения симптомов, указанных в шкале SCL90 для ОКР, и в данном анализе ОКР и симптомы, указанные в SCL90 являлись модельными показателями. Анализ показал, что симптомы ОКР были в существенной степени показаны шкалой SCL90 (β=0.55, p <0.001), симптомы ОКР были также в значительной степени приписаны участниками исследования, в рамках модели локуса контроля «powerful others», внешним факторам, однако, при этом показатели  сопоставимы, однако симптомы, определенные при помощи SCL 90 являются более точными показателями ОКР (β =35 P<O.OO1).

Таблица 1- Общие показатели двух групп со стандартными отклонениями и вариантностью.

 

переменные

Демографические данные студентов и пациентов, при ОКР и по шкале SCL90
                    студенты

M     SD                    S2

                 пациенты

M      SD                 S2

SOM — Соматизация

O-C – D   SCL 90

I-S – Межличностное общение

DEP — Депрессия

ANX — Тревожность

HOS — Враждебность

PHOB – Фобическая тревожность

PAR – Параноидное мышление

PSY — Психотицизм

Тяжесть ОКР

ОКР пересмотренный

ГПТ-  SCL 90

7.87 7.61                                 58.05

8.98

7.96

9.94

6.79

3.93

1.14

4.61

3.18

9.57

14.94

69.23 32.051            1027.289

8.50 7.48                  55.98

9.77

8.67 4.81                 23.19

11.47

7.50 3.67                  13.50

4.23 3.76                  14.18

1.33 1.15                  1.33

7.65

5.25                   16.93

16.90 5.05                25.56

37.10

92

N 125 60

 

 

 

 

 

Таблица 2- Корреляционная матрица множества переменных по внешним факторам и симптомам обсессивно-компульсивного расстройства.

Корреляция

Экстраверсия

ОКР  R

Депрессия

Тревожность

Враждебность

Паранойя

ГПТ

Соматизация

 

 

 

 

 

 

 

 

Экстраверсия      *              
ОКР R -.252              
Депрессия -.252 .509            
Тревожность -.226 .523 .743          
Враждебность -.419 .354 .491 .356        
Паранойя -.324 .411 .524 .345 .741      
ГПТ -.311 .557 .925 .839 .637 .568    
Соматизация -.330 .390 .649 .557 .766 .698 .806        *

P>0.01

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 3-Регрессионный анализ переменных показателей обсессивно-компульсивного расстройства и показателей шкалы SCL90

P<0.01   P<0.O1

         SCL 90

 

локус

контроля

O C D

SCL  90: тревожность, депрессия паранойя   Локус контроля “powerful others”
Β        R          R2          F                P.V Β          R         R2                     F                P.V
O C D R

Тяжесть ОКР

 

.55    .31      .29            21.7            0.01

.52      .52      .27          18.5            0.01

.49      .49         .24             52                0.01

.35       .35         .12            23                0.05

 


Обсуждение:

Мы выявили существенную связь между ОКР и другими аспектами отклонений, кроме случаев применения подшкалы экстраверсии, когда корреляция была отрицательной. Мы также обнаружили взаимосвязь между депрессией, параноидным мышлением и ОКР. Была выявлена статистически значительная связь между подшкалами  соматизации, навязчивых  состояний, тревожности и враждебности. [Torres A. и соавт., 2006] отмечали психическую коморбидность у 62% испытуемых с ОКР, что описано в Исследовании психической коморбидности; данный показатель значительно выше, чем у лиц с другими неврозами (10%). У лиц с диагностированным ОКР наблюдалось другое психическое расстройство. Лица, страдающие ОКР, в значительно большей степени, чем лица, не имеющие ОКР, подвержены аффективному и тревожному расстройствам, а также расстройству личности и склонны к употреблению наркотиков.[. Fontenel L. и соавт., 2008]

Результаты данного исследования совпадают с результатами [Shannon L. и соавт., 2011], которые показали, что общие уровни тяжести ОКР в значительной степени зависят от эмоциональных расстройств. У пациентов с ОКР, страдающих от депрессии, наблюдается более высокий уровень общего дистресса и функциональных расстройств по сравнению с пациентами с ОКР, не страдающими депрессией. [. Abramowitza S. и соавт., 2007]

Усиление депрессивного настроения, вызванного ОКР может также привести к проявлениям депрессивных эпизодов в дальнейшем, что позволит объяснить высокие показатели коморбидности  между ОКР и глубокой депрессией.[ Wahla K. и соавт., 2011]

Результаты данного исследования, подкрепленные доклиническими исследованиями среди молодежи, показывают прямую взаимосвязь между патологическим накопительством и симптомами обсессивно-компульсивного расстройства, социальной тревожностью, симптомами депрессии и генерализованной тревожностью. [Coles M. и соавт.,  2003].  Особый интерес представляла взаимосвязь между накопительством и симптомами как тревожности  (в частности, симптомами ОКР).

Данное исследование показало взаимосвязь между навязчивыми идеями с параноидным мышлением, соматизацией, депрессией интроверсией личности и тревожностью, и эти результаты подтверждают постулат о том, что пациенты, страдающие ОКР и приступами паники должны получать специальную когнитивно-бихевиоральную терапию, в процессе которой подавляются навязчивые мысли с одной стороны и мысли, связанные с приступами паники – с другой. [ Lawrence A. и соавт., 2000].

Была выявлена значительная взаимосвязь между ОКР и параноидным мышлением, однако причины такой взаимосвязи неясны. Более того, нет единого мнения относительно величин, которые могли бы охарактеризовать такие симптомы ОКР, частично из-за того, что существующие инструменты (например, Y-BOCS- SCL  90)  не приспособлены для их измерения [Julien D. и соавт., 2007].

У некоторых пациентов, страдающих шизофренией возникают или обостряются симптомы ОКР, в то время, как пациенты страдающие только ОКР успешно проходят вспомогательное лечение. [Sareen J. и соавт., 2004]. Среди пациентов с глубокой депрессией или дистимическим расстройством отмечается процент коморбидной депрессии при ОКР, близкий к обычно наблюдаемому  [Alonso P. и соавт., 2008].

 

Настоящее исследование рассматривало ОКР с целью выявления взаимосвязи с локусом контроля и результаты показали наличие существенной корреляции между ними. Локус контроля оказывал большое влияние на показатели симптомов существования навязчивых идей. Иными словами, экстернальный локус контроля был связан с более выраженными симптомами существования навязчивых мыслей. Согласно результатам, локус контроля оказывает влияние на группу симптомов ОКР, связанную с мыслительными процессами.[ Altın A.и соавт., 2008]. Результаты данного исследования выявили отрицательную корреляцию экстраверсией и ОКР и они соответствуют результатам предыдущих исследований, демонстрирующих, что интровертная группа проявляет значительно большую тревожность, чем экстравертная группа. Лица с невротически складом личности, по теории Айзенка,  быстрее выстраивают связи между неблагоприятными событиями и их последствиями, что в свою очередь чревато более высоким риском развития тревожного расстройств [Temel A. и соавт., 2010]

 

Заключение:

 

В заключение следует отметить, что наиболее важным выводом данного исследования является общность явления существования параноидальных мыслей при ОКР, в совокупности с высоким уровнем негативной экстраверсии. У пациентов страдающих обсессивно-компульсивным расстройством часто встречалась тревожность и повышенная позитивная депрессивность. Тем не менее, у всех участников четко прослеживалась также корреляция между другими переменными, в частности, между тревожностью, и депрессией.

Поведение людей с выраженными симптомами обсессивно-компульсивного расстройства, имеющие внешний локус контроля  (powerful others) сравнивалось с поведением тех, у кого внутренний локус контроля. По результатам сравнения можно заключить, что люди с выраженным обсессивным настроем с большей вероятность являются интровертами и имеют внешний локус контроля.

 

Благодарность

Данная работа была написана в сотрудничестве с отделением медицинской психологии Ереванского государственного медицинского университета имени Мхитара Гераци, Армения и руководителем программы дистанционного образования университета Паяме нур, доктором Абасом Фатахи, Маллаер, Иран.

 

Ссылки:

1. Abramowitza, S., J Storch A., E Keeley M. , Cordell E .  Obsessive-compulsive disorder with comorbid major depression What is the role of cognitive factors? Behaviour Research and Therapy. 2007; 45 :2257–2267.

2.  Alonso P., Menchón, J .M ., Jiméneza S.,David J.,S Mataix,C., Jaurrietaa N., Labad J., Vallejo J., Cardonera N., Pujolc J. Personality dimensions in obsessive–compulsive disorder: Relation to clinical variables Psychiatry Research .2008;157: 159–168.

3.  Altın A., Karanci N. How does locus of control and inflated sense of responsibility relate to obsessive-compulsive symptoms in Turkish adolescents? *Journal of Anxiety Disorders .

2008; 22: 1303–1315.

4. BlochMH., Landeros-Weisenberger A., Rosario M.C., Pittenger C., Leckman J.F. Meta-analysis of the symptom structure of obsessive–compulsive disorder. Am J Psychiatry. 2008; 165:1532–42.

5. Coles, M. E., Frost R. O., Heimberg R. G., Steketee. G. Hoarding behaviorism a large college sample. Behaviour Research and Therapy 2003; 41:179–194.

6. Costa, P. T., McCrae R. R. The NEO Personality Inventory Manual. Odessa, FL: Psychological Assessment Resources. 1985.

.7. Dag I., Rotter’s internal–external locus of control scale. Savas ır, I., S ahin, N.H.

(Eds.), Evaluation in Cognitive-Behavioral Therapy: Frequently UsedInstruments. Turkish Corporation of Psychologists’ Publication, Ankara. 1997; 12: 93–100.

8. Derogatis L .R. , SCL-90-R. Administration, scoring and procedures manual: Baltimore, MD: Clinical Psychometric Research.1985.

9.Eysenck H.J., Kelley M.J. (The interaction of neurohormones with Pavlovian A and B conditioning in the causation of  neurosis, extinction, and incubation. In “Cognitive Process and Pavlovian Conditioning in Humans”, Ed by G. Dawey, John Willey and Sons .1989; 23: 251-272.

10.  Fontenel L. F., Hasler G .The analytical epidemiology of obsessive–compulsive disorder:Risk factors and correlates Progress in Neuro-Psychopharmacology & Biological Psychiatry .2008;32 :1–15

11. Freud S. Character and anal erotism. In: Strachey J, editor. Standard edition of the complete psychological works of Sigmund Freud. London’ Hogarth Press; 1908; 16: 169–75.

12.Garcia C.,  Levenson. H. Differences between blacks’ and whites’ expectations of control bychance and powerful others. Psychological Reports. 1975;   37: 563–566

13. Goodman V. K. Yale-Brown Obsessive Compulsive Scale (Y-BOCS) — IVR Version, PO Box 100256, Gainesville, FL 31999; 2610

14. Julien D., O’Connor K. P.,  Aardema F.  Intrusive thoughts, obsessions and appraisals in obsessive–compulsive disorder: A critical review. Clinical Psychology Review. 2007; 27: 366–383.

15. Grabill K., Merlo L., Duke D, Harford K.L., Mary L. Gary R., Geffken E.A. Assessment of obsessive–compulsive disorder: A review Journal of Anxiety Disorders. 2008; 22: 1–17

16. Lawrence A. Obsessive-Compulsive Disorder and Comorbid Anxiety Problems in a National Anxiety Screening Sample Journal of Anxiety Disorders. 2000 ; 14:471–482,

17. Leckman JF., Grice DE., Boardman J., Zhang H., Vitale A., Bondi C., Alsobrook J., Peterson BS., Cohen D.J., Rasmussen S.A., Goodman W.K., McDougle CJ., Pauls D.L. Symptoms of

obsessive–compulsive disorder. Am J Psychiatry 1997; 154:911–7.

18. Levenson H. Multidimensional locus of control in psychiatric patients. Journal of Councilting and Clinical Psychology 1973; 41: 397–404.

 

19. Lochnera C., Stein D J.  Does work on obsessive–compulsive spectrum disorders contribute to understanding the heterogeneity of obsessive–compulsive disorder? Progress in Neuro-Psychopharmacology & Biological Psychiatry 2006; 30: 353 – 361.

20. Lydiard R. B., Brawman-Mintzer O.,  Ballenger J. C. Recent developments in the psychopharmacology of anxiety disorders. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1996; 64: 660-668.

21. Mamlin N., Harris K. R., Case L. PA. Methodological Analysis of Research on Locus of Control and Learning Disabilities: Rethinking a Common Assumption. Journal of Special Education,).  2006; 15: 432-438.

22. Mataix C D., -Campos,R. M. C.,  Leckman, J. F. A multidimensional model of obsessive-compulsive disorder. American Journal of Psychiatry, 2005; 162: 228–238.

23. McKay D., Abramowitz J. A., Calamari J. E., Kyrios, M., Radomsky A., Sookman, D. et al. A critical evaluation of obsessive–compulsive disorder subtypes: Symptoms versus mechanisms. Clinical Psychology Review, 2004; 24: 283–313.

24. Nakatani E., Mataix C. D., Micali N .,Turner C., Heyman, I.( Outcome of cognitive behavior therapy  for obsessive compulsive disorder in a clinical sitting. A10-year Experience from a specialist OCD service for children and Adolescents. Journal child and adolescent mental health 2009; 3:  133-139

25. PetroskiM., Bikimer J. The relationship Among locus of control, coping style And psychological symptoms reporting journal of clinical psychology .1991;47:543-549.

26. Sareen J., Kirshner A., Lander M., Kjernisted KD., Eleff M.K., Reiss J.P. Do antipsychotics ameliorate or exacerbate Obsessive Compulsive Disorder symptoms? A systematic review. J Affect Disord 2004; 82: 167–74.

27. Shannon L., Colemana., Ashley S., Pieterefesa A.,Robert M., HolawaybI, Meredith E., Colesa,., Richard G., Heimberg B. Content and correlates of checking related to symptoms of obsessive compulsive disorder and generalized anxiety disorder Journal of Anxiety Disorders 2011;25: 293–301.

28.Stein DJ., Stone MH. Essential papers on obsessive – compulsive disorders. New York’ New York University Press; 1997.

29. Tallis, F., de Silva P. Worry and obsessional symptoms: a correlational analysis. Behaviour Research and Therapy. 1992; 30: 103–105.

30. Temel A K., AnlI   I. Relationship among introvertism — extrovertism, narcissis developmental line, locus of control and level of trait and anxiety in a Turkish adolescent population preparing for uni enterance exam Social and Behavioral Sciences. 2010; 2: 787–791.

31. Torres A.R., Prince M.J., Bebbington P.E.,Bhugra D., Brugha T.S., Farrell M. et al. Obsessive–compulsive disorder: prevalence, comorbidity, impact and help seeking in the British National Psychiatric Morbidity Survey of 2000. Am JPsychiatry 2006; 163: 1978–85.

32. Wahla K., Schönfeld B. S., Hissbach J ., Küselc S., Zurowskia B.,Moritz  S., Hohagen F ., Kordon A . Differences and similarities between obsessive and ruminative thoughts in obsessive-compulsive and depressed patients: A comparative study Journal of Behavior Therapy and Experimental Psychiatry. 2011; 42: 454-461.

 

Адрес для направления корреспонденции: Университет Паяме нур, А/Я 19395-3697 Тегеран, Иран

Эл. почта: [email protected]

Тел.:( 00374) 95156751

 

Акбарикия Х.Р.

Университет Паяме нур, Иран

Новости

Все


Видео


Фото

Научно-практический медицинский журнал Вестник КазНМУ

Научные публикации, статьи, доклады, рефераты, диссертации, новости медицины, исследования в области фундаментальной и прикладной медицины, публикации журнала "Вестник КазНМУ" и газеты "Шипагер".


ISSN

ONLINE ISSN 2524 - 0692

PRINT ISSN 2524 - 0684


Полезные базы данных

Google Scholar Elibrary.ru Cyberleninka


О журнале

Описание журнала Редакция журнала СМИ о нас Рекомендуемые издания


Индексируется

Казахский Национальный Медицинский Университет имени С.Д. Асфендиярова

© 2021 КазНМУ